Избыточная смертность в октябре

Росстат опубликовал сегодня отчёт о естественном движении населения за октябрь. Пара вычислений показывает, что смертность в октябре 2020 выросла по сравнению с октябрём 2019 на 30% - лишние 47 тысяч смертей.

При этом смертей «с коронавирусом» - даже с учётом случаев, где «коронавирусная инфекция не оказала влияния на наступление смерти» - 22,5 тысячи.

Т.е., более половины избыточных смертей, по версии властей, с COVID-19 не связаны вообще никак.

Другими словами, нам предлагается поверить на выбор в один из двух вариантов - либо на фоне пандемии в стране в 2 раза рухнула доступность медицинской помощи, либо в России параллельно с эпидемией COVID-19 идёт эпидемия какой-то другой болезни.

(Я знаю, что надо считать на 100 тыс. населения и сравнивать со средним значением за несколько предыдущих лет; картины это значимо не изменит.)

В ноябре, если судить по данным оперштаба, смертей от COVID-19 было на 50% больше, чем в октябре. Т.е. избыточная смертность за ноябрь должна уйти где-то на уровень +45% к 2019 году.

При этом если считать от начала эпидемии в стране (первый подтверждённый диагноз в конце февраля, первая смерть 21 марта, на конец марта было 24 смерти), по избыточной смертности хуже России - только Латинская Америка.

«Российская система здравоохранения оказалась лучше других готова к пандемии», говорили они.

Отдельно сейчас доставляют воспоминания о том, как наши «военные вирусологи» вылетали в Италию секретными составами улицы опрыскивать. Как уже шутили в сети, они, видимо, забыли вернуться...

Мох ягель

Если кто пропустил, крайне "интересное" решение принял Клинический комитет по COVID-19 при правительстве Москвы при запуске анонсированной Собяниным программы скрининга на антитела: при выявлении антител IgG и отсутствии антител IgM (что с точки зрения здравого смысла является свидетельством перенесенного в прошлом заболевания) необходима "самоизоляция 2 недели, если нет информации о ранее перенесенной новой коронавирусной инфекции".
Ой как же не хочется Собянину выходить из "режима повышенной готовности" и отменять пропуска и прочие антиконституционные инструменты слежки за гражданами...

COVID-19, личные впечатления, часть 3

Всё, мы свою эпопею карантина между праздниками закончили, получили справки, жена уже вторую неделю в красной зоне трудится, заодно недоумевая, к чему ей париться в ужасном костюме и прочей защите, раз она переболела и имеет иммунитет (что подтверждено наличием в приличном титре антител IgG).

Теперь слегка выскажусь по ситуации в целом.

Во-1, наша низкая смертность. А знаете ли вы, что в Казахстане она еще на треть ниже (коэффициент летальности на сегодня у нас 0,91, у казахов - 0,61)? При этом, естественно, это из Казахстана ездят лечиться в Россию, а не наборот, т.е. со сравнительным качеством систем здравоохранения всё понятно. Поэтому, к оценкам уровня смертности в разных странах нужно относиться с большой осторожностью.

Во-2, что было сделано неправильно? Неправильно было обрушивать на головы граждан панические истерики "при первых симптомах обращайтесь к врачу". У ковида нет никаких специфических симптомов; вы что, в обычной жизни кидаетесь к врачу с т 38 и кашлем? Зачем? В 99 процентов случаев ковид, как и грипп, без лечения проходит за неделю, с лечением за 7 дней.

Также неправильно было транслировать в массы высказывания "наиболее точным для диагностики является КТ". И все побежали себе делать КТ. А на хрена, пардон, его делать, если у вас нет признаков дыхательной недостаточности? Если частота дыхания в норме - не имеет никакого значения рентгенологическая картина в легких. Пневмония или нет - никакого влияния это не окажет на прогноз (естественно, речь про легкие случаи, когда признаков дыхательной недостаточности именно что нет).

Ну и самое главное - это какой-то ПОЗОР, что ВОЗ и пошедшие у них на поводу власти почти всех стран устроили ТАКОЕ из-за такой болезни, как ковид, со смертностью в районе 1 процента (и это без учета того, что переболело им явно намного больше, чем попало в статистику). Как будто это чума.

А теперь не знают, как сдать назад, чтобы не уронить лицо.

Фу.

COVID-19, личные впечатления, часть 2

Начало здесь

За прошедшее время у дочери подтверждены отрицательные 2 и 3 тесты (у сына оба были отрицательные, но думаю, что дело в некачественном заборе, он активно вырывался :), у жены второй отрицательный от 14 апреля, третий взяли 24 апреля, у меня в тот же день второй, их результаты неизвестны. Забиравший мазки фельдшер сказал, что в связи с дефицитом не помню уже чего сейчас в Москве до 6 дней делают.

Неделю назад активно названивал центр социального мониторинга при правительстве Москвы, угрожали привезти устройство для слежки, на отказ угрожали принудительной госпитализацией. Занес их номер в черный список, звонить перестали :)

Периодически звонит центр телемедицины. Вначале просили включать камеру, после отказа перестали. Но в субботу попалась настырная тетка, опять-таки грозила принудительной госпитализацией, опять-таки была напутствована не путать функции медицинские и полицейские, и вообще не тратить деньги налогоплательщиков на трахание мозга здоровым людям.

Тем временем забавные вещи начали происходить на работе. На некоем вахтовом объекте в некоем субъекте работник, сменившийся с вахты 16 апреля, 23 заболел, пошел в частную клинику по ДМС, где его по недосмотру начальства приняли и даже сделали КТ, на коем обнаружили двустороннюю пневмонию с симптомом матового стекла (считается специфичным для коронавирусной пневмонии), ну и упекли в стационар.

Пока я выяснял информацию, звонит врач медпункта данного объекта и докладывает, что у него на приеме сменщик вышеозначенного товарища, заехавший 16, с т за 38. Отправляем домой, закрываем объект на вход и выход, составляем списки контактных. В процессе выясняется, что 19 с этого объекта на другой уехали несколько подрядчиков. Врачу другого медпункта дается команда внеочереди их проверить, и у одного внезапно т 37,5 и сатурация 91 (по московским протоколам сатурация ниже 93 показание к госпитализации). А он еще и неместный (из другого региона), плюс ему 64. Везем его в областную инфекцию, привозим ночью, но т мы ему по пути сбили, сатурация как-то тоже улучшилась, и его отказываются брать. Чувак бронирует номер в гостинице, и мы его с помпой везем туда на своей скорой (жаль, врач в противочумном костюме на ресепшен с ним не зашел).

Тут я несколько расстроился и подумал о родном государстве даже более обидные, нежели обычно, слова. Еще бы - мы изо всех сил по науке эпидемиологии пытаемся локализовать очаг, а государству на это плевать. На следующий день руководство подрядчика прислало за ним машину, и потащил он заразу к себе в регион.

Но этим дело не ограничилось - в пятницу мы еще двоих оттуда вывезли, и один из них уже в инфекции с положительным тестом, второй дома в ожидании результата, и вот сегодня вечером еще один с объекта поехал в том же направлении с теми же симптомами.

Забавно, что за последний месяц мы таких людей со своих объектов отправили пару десятков, все они вызывали врачей из поликлиник, всем им ставили ОРВИ, но ни у кого не брали тест, ибо за границами люди не бывали и все такое. И если бы частная клиника не лоханулась, все пошло бы по обычному сценарию и в этот раз. Что говорит в пользу концепции о широком распространении инфекции в российской популяции.

В ту же копилку и данные сколковской Хадассы

Тем временем РФ, как я и прогнозировал, уже на 10 почетном месте и вот-вот обойдет Китай и Иран. Этак мы и турок с седьмого места попереть можем, у них ежедневный прирост идет в три раза меньший. А там и бритиша недалеко...

COVID-19, личные впечатления

02 апреля жена на работе прошла тест, ввиду того, что у нескольких пациентов в отделении пришел положительный результат.

06 апреля утром ей сообщили, что тест положительный, и отправили домой.

08 апреля приехала скорая, и фельдшер взял материал у меня и детей.

Вечером 12 апреля позвонили и сообщили, что тест положительный у меня и дочери (по сыну информации нет).

Вчера, 13 апреля, опять брали материал у детей (результата еще нет, естественно).

Что хочу сказать - во-1, на личном примере убедились, что заболевание само по себе для детей и лиц молодого (нет, блин, среднего уже!) возраста нетяжелое: у дочери фактически нет никаких симптомов; у жены легкий кашель; я отболел более-менее серьезно 1 день, в субботу 05 апреля, с температурой 38 и миалгией, дальше сохранялось только покашливание и небольшая слабость. В общем, типичная обычная ОРВИ. Все крайне удивляются, когда на вопрос "чем вас лечат" отвечаем "ничем, т.к. лечить-то нечего".

Зато имели возможность убедиться, какой творится с этим ковидом хаос. В первый же день жене звонили:
1) скорая;
2) взрослая поликлиника;
3) детская поликлиника;
4) Роспотребнадзор;
5) Какой-то центр телемедицины (два дня настойчиво убеждали ее установить на компьютер какую-то программу, включить камеру и пообщаться, но оба раза были посланы);
6) Оперативный штаб.

Вчера еще звонили из районного ЦГСЭН.

При этом все задают одни и те же вопросы (куда выезжали, где проживаете, с кем, где работаете, адрес школы, телефон школы - кому, блять, и зачем может быть нужен телефон школы, почему мы его должны знать?).

В общем, никакой единой базы, никакой координации.

Из дома мы выходить не можем, причем 14 дней с даты когда у кого-то из нас последнего будет положительный анализ. Так что, сидеть нам еще долго и потому цифровые ошейники, как всем, нам не нужны. А я-то уже наличными запасся и геолокацию на телефоне отключил, чтобы никто не мог меня запалить :)

В общем, такие вот дела. Заодно понятно, что основные пути распространения сейчас - через медицинские учреждения.

Тем временем РФ по числу зараженных уже на 15 месте в мире, скоро обгоним Бразилию и Канаду; думаю, что в итоговой табели о рангах мы вполне можем рассчитывать на 10 место (Турцию, думаю, все же не догоним).

(Конечно, я понимаю, что это не ЧМ по футболу, где все по одним правилам играют; с учетом разных подходов к тестированию в разных странах и разной степени чувствительности тестов сравнения проводить дело не особо осмысленное.)
  • salery

(no subject)

Всегда находил довольно занятным, что разного рода борцы с режимом склонны представлять дело таким образом, что имеет место противостояние «власти» и «народа». Не потому только, что это понятия не одного порядка («власть» вполне конкретна и субъектна, а такого субъекта как «народ» не существует), а потому, что если кто и противостоит друг другу – то это на самом деле всегда разные части населения (если угодно, того самого «народа»).

В РФ в общественно-политическом пространстве реально представлены, по большому счету, только две позиции: условно «сталинисты» (весь спектр коммунячьей и советофильской левоты, с некоторой приправой красного «православного монархизма», сводящейся к «особенной гордости» и ненависти к любым формам проявления человеческого естества) и «либерасты» (всё то, что использует «либерально-демократическую» фразеологию и по видимости привержено нормальной экономической модели, но занимает абсолютно антинациональные и антигосударственные позиции).

Обе они обязаны своим сложением специфической истории нашей страны последнего столетия и равно противоестественны для любой нормальной государственности, но для такой, какой в силу исторических условий является государственность РФ, вполне органичны. Но не менее органичным для нее является Путинский режим, ненависть к которому с обеих сторон достигает в последнее время невиданного накала. Объективно он не является главным врагом ни тех, ни других, а выглядит их помесью.
Демонстрируя, с одной стороны, приверженность «рыночной экономике» и предоставляя править ею команде «либерастов», а с другой – не только не отказываясь от идейно-политического преемства с советско-коммунистическим режимом, но и всячески потрафляя «сталинистам», он как бы посредничает между ними, не давая им «закопать» друг друга. Ведь по-настоящему-то смертельными врагами и антагонистами являются именно обе части оппозиции.

Вот что случится, если завтра «режим» (который ничего «своего» за собой не имеет) вдруг исчезнет? Ну, помрет внезапно «великий и ужасный»? Олицетворяющие «режим» несколько десятков или сотен ненавистных лиц попросту сбегут, а вот его ненавистники вцепятся друг другу в глотку. Поскольку же от того произойдет некоторое «безобразие», которое интересам более широкого круга структур и лиц (идеологически не сильно озабоченного) будет противоречить, вскоре возникнет какой-то сходный «режим». Потому что в конкретных условиях РФ такой объективно необходим и абсолютно адекватен состоянию общественного сознания. До тех пор, пока властителями дум и потенциальными носителями власти будут люди нынешнего поколения. Вот когда ими будут нынешние 20-летние – все изменится.

    Похорошелла

    Пару дней назад довелось воспользоваться обновлённым Аэроэкспрессом от Белки до Шарика и обратно. Ну что сказать - раньше 35 минут, теперь 55; по прибытию на Белку приехали не на ближнюю к вокзалу платформу, а на третью от - т.е. теперь нужно подниматься и потом спускаться по мосту. Я в командировки налегке гоняю, а вот гражданам с чемоданами не позавидуешь.

    Вообще, я и раньше не понимал, почему это убожество, развивающее максимально ЕМНИП 80 км/ч, называют экспрессом (экспресс - это, например, Арландаэкспресс в аэропорту Стокгольма: 20 минут по выделенным путям со скоростью под 200 км/ч, и ты на подземном этаже центрального вокзала); ну а теперь тем более.
    • salery

    О вариантах «народной революции»

    Политологи типа Соловья, раскручивающие идею о близости «народного восстания», несут, вроде бы, очевидную чушь. Вот почему, когда во Франции выходит 100 тыс. или даже миллион, их просто игнорируют а при агрессивности - разгоняют, а в РФ, если выйдет 50 тыс., перед ними надо будет капитулировать? Вот бузили несколько месяцев по всем городам сотни тысяч этих «желтых жилетов», и 75% населения их одобряли. Ну и…? С какой стати полиции РФ быть более толерантной, чем французской и «отойти в сторону»?

    Но видимость такого хода событий вполне возможна. Только надо понимать, «что это было» (точнее, «что это будет»). «Народ» на самом деле не «восстает». Нигде и никогда. Не было таких прецедентов. Спонтанных выступлений чем-то недовольных отдельных групп населения может быть сколько угодно, но ни во что существенное и результативное они вылиться не могут.

    Перевороты осуществляются всегда только двумя субъектами: либо достаточно мощными и разветвленными революционными организациями («контрэлитой»), либо частью правящей элиты (в этом случае эта часть не даст другой подавить выступления). Хотя оба этих субъекта обычно предпочитают ссылаться на то, что «это народ так захотел», а они лишь выразили его «волю». Революционных организаций у нас нет. Потому всё, что будет сделано (если будет) – произойдет по инициативе части актуальной политической элиты.Collapse )

      (no subject)

      Внезапно пришло голову, что для катастрофы MH17 и ее расследования есть удивительно точная аналогия из мира литературы - "Всадник без головы". Капитану Колхауну не было выгоды в смерти Генри Пойндекстера - но он его убил. А следствие (в лице Зеба Стумпа) никогда не докопалось бы до истины, если бы вместо изучения фактической стороны дела (в т.ч. изучения пуль, извлеченных из тела Генри) задавалось вопросом "кому выгодно".
      l
      • labas

      "пишем вам из перми": об исчезновении преступников

      В 2004 году немецкий историк Ханнес Хеер издал книгу "Vom Verschwinden der Täter" ("Об исчезновении преступников"). Речь в ней шла о том, как послевоенное немецкое общество вытесняло из своего сознания собственные преступления: в них были виноваты Гитлер, казненные в Нюрнберге бонзы, эсэсовские айнзацкоманды... простые же солдаты, младшие офицеры или мелкие чиновники оккупационной администрации ничего не знали о преступных планах нацистской верхушки и лишь исполняли приказы.

      Пятнадцать лет спустя мы можем с удивлением констатировать, что преступники исчезают снова, в этом случае речь, однако, идет о вытеснении не собственных, а чужих преступлений. Я внимательно прочитал полдюжины публикаций к 9 маю в оппозиционных российских масс-медиа, в том числе программные статьи Кирилла Мартынова в "Новой Газете" и Глеба Морева в "Ведомостях" (1, 2, 3, 4, 5).
      Вот краткая выжимка их содержания: фашистский СССР, дым Победы, эксплуатация чужого подвига, бездарные генералы, чудовищные жертвы, нет права на праздник, своих расстреливали сотнями тысяч, нечем гордиться, советский тоталитаризм, завалили трупами, время после беды, наводящие порядок в войсках разнообразные мехлисы (трогательно, что автор П. Гутионтов дословно повторяет пассажи из берлинской "Зари" 1943 года), людоедская сталинская система, милитаристская мишура, масштаб катастрофы, заградотряды, преступления сталинского государства...

      Заранее хочу отметить, что с частью интенций авторов относительно современности я согласен: наклейки "можем повторить" и "на Берлин" нельзя охарактеризовать иначе, как идиотские; георгиевская ленточка превращается (превратилась?) из символа в текстильно-графический ширпотреб; российская пропаганда ужасна; забота о последних оставшихся в живых ветеранах подменяется показухой, а на высоких трибунах появляются ветераны ряженые. И, конечно, я согласен с тем, что сталинский режим совершил множество преступлений, прежде всего против собственного народа.

      Но все прочитанные мной статьи, посвященные, напомню, дню победы, объединяла еще одна общая черта: при всех многословных диатрибах против Сталина и его присных, в них нет ни слова ни о нацистских преступлениях, ни о планах Гитлера касательно жизненного пространства на востоке. Повторю, в полудюжине статей ко дню победы в крупнейших российских оппозиционных сми - ни слова о бесчеловечных планах и преступлениях тех, кого удалось - действительно, ценой огромных жертв - победить. Разумеется, это не случайно. Я уже разбирал идеологический конструкт, положенный в основу лекции А.Б. Зубова о Второй мировой войне: в нем добродетель олицетворяют западные демократии, злодейство - Советский Союз и лично Сталин, а для Гитлера не остается роли, так как существование двух главных злодеев противоречит законам жанра. У Зубова Гитлер представал потому фигурой амбивалентной, в нынешних интерпретациях он отсутствует вовсе, выпрыгивая из кармана нарратора лишь в те редкие моменты, когда необходимо приравнять сталинизм к нацизму.

      Восприятие операции Барбаросса как стороннего обстоятельства, тусклого фона, на котором идет разговор о просчетах советского руководства и лично Сталина в начале войны, об их преступном безразличии к судьбе гражданского населения или военнопленных, о бесталанности и жестокости советского командования, представляется общим местом пермского дискурса. Представим себе обсуждение разбитой тарелки, в ходе которого подробно говорится о ее уродливости, о неумелости гончара, ее слепившего, о зловещем криминальном прошлом этого гончара, о том, что тарелка стояла на самом краю полки... но полностью игнорируется тот факт, что она разбилась от удара молотком.

      Да, следует объяснить, почему я называю этот дискурс пермским. Около десяти лет назад известная ученая-социолог в одной из дискуссий заметила: "Вы ведь не думаете, что Гитлер дошел бы до Урала? Все-таки, Россия слишком большая страна, чтобы целиком ее оккупировать. Где-то остановился бы. Так что... я вполне бы могла быть. Жила бы в какой-нибудь Перми." Подобное сочетание твердой идеологии, очаровательной наивности и чудовищной исторической безграмотности является характерным для немалой части постсоветской интеллигенции, что и отражается в пермском дискурсе.

      В комментариях к одной из статей, упомянутых выше, я задал вопрос о том, почему в ней нет ни слова об агрессоре и его преступлениях, и получил ответ: ведь они и так общеизвестны. Я усомнился в том, что аудитория автора знает, например, о действительных причинах массовой гибели советских военнопленных в немецком плену и действительно немедленно был одарен ссылкой на приказ 270, должной, по всей видимости, продемонстрировать, что в массовой гибели военнопленных виновны вовсе не нацисты .

      Укажу на примечательное противоречие пермского дискурса - при подчеркнутой ориентации на западные демократии и восхвалении их достоинств - его носители и аудитория совершенно не в курсе западного исторического мэйнстрима. Если спросить у читателей "Новой газеты", знают ли они о плане голода (Hungerplan), являвшемся частью подготовки к Барбароссе, и предложить три ответа: "1) да, нацистское руководство исходило из того, что на оккупированной территории от голода умрут десятки миллионов жителей; 2) нет, это советская пропаганда; 3) в голоде на оккупированной территории виноват Сталин" - предполагаю, что третий ответ победит с изрядным отрывом. А ведь план голода только за последнее десятилетие обсуждался в работах Герлаха, Поля, Р.Д. Мюллера, Браунинга, Маттойса, Велера, Арнольда, Туза, Кэя, Хюртера и других авторов и спор идет лишь о том, существовал ли четкий план или лишь концепция, реализация которой конкретизировалась по ходу войны. Вместо знакомства с западной исторической наукой пермский дискурс удовлетворяется отечественными авторами, зачастую никогда не работавшими с немецкими архивами и даже не знающими языка, зато предлагающими исторический эрзац, хорошо ложащийся в идеологический шаблон.

      Разумеется, идеология здесь вообще превалирует над историей, ведь политическая борьба ведется в современности, недаром автор одной из обсуждаемых статей в качестве ответа общества на милитаризацию страны призывает создать массовое пацифистское движение. Я с уважением отношусь к российским оппозиционерам (пусть и не ко всем) и, кстати, являюсь убежденным пацифистом (правда, полагаю, что для хорошего пацифизма нужны двое), но не могу не отметить, что кривая тропинка умолчания и игнорирования нацистских преступлений заканчивается - где-то за Пермью - тупиком.